Личный дневник польской девушки еврейского происхождения Рении Шпигель, которая пережила годы Холокоста и погибла в 1942 году, опубликуют опубликуют после 70 лет хранения в банковском хранилище.

В издательстве Penguin books назвали дневник Шпигель «выдающимся свидетельством как ужасов войны, так и жизни, которая существует даже в самые мрачные времена». Книга под названием «Дневник Рении: жизнь молодой девушки в тени Холокоста» поступит в продажу 19 сентября, пишет Snob, ссылаясь на CNN.

Дневник объемом почти 700 страниц, велся с января 1939 года, когда Рении было 15 лет, и заканчивается в 1942, когда ее убили немецкие солдаты, обнаружившие ее на чердаке. Она рассказывает о бомбежках в ее родном городе, исчезновении других еврейских семей и создании гетто.

Девушка также наполнила свой дневник десятками стихотворений и рассказами о первой любви в мальчика по имени Зигмунт Шварцер. Именно ему она оставила свой дневник перед гибелью, он же написал его завершающие строки: «Три выстрела! Три жизни потеряны! Все, что я слышу, это выстрелы, выстрелы».

Вскоре Шварцер попал в Освенцим, но перед этим успел передать дневник на хранение кому-то еще. Он выжил, переехал в США, а в 1950 году ему удалось вернуть дневник сестре Рении и ее матери Роне, которые жили в Нью-Йорке. Те не нашли в себе сил прочесть его, поэтому положили дневник в банковское хранилище. Лишь в 2012 году племянница Рении Александра Беллак стала переводить дневник на английский, чтобы его смогли прочесть люди во всем мире.

Рения Шпигель родилась в 1924 году, жила в польском городе Пшемыле. После раздела Польши между СССР и Германией в 1939 году, граница пролегла прямо через город по реке Сан. Рения со своей сестрой оказались в советской зоне, их мать — в немецкой. В июне 1942 года Рению застрелили в возрасте 18 лет после побега из гетто.

Напоминаем, что ранее сотрудники дома-музея Анны Франк в Амстердаме объявили, что смогли узнать содержание двух страниц дневника девочки, которое оставалось тайной около 70 лет. Эти страницы сама Анна заклеила плотной коричневой гуммированной бумагой, отклеить которую было невозможно, не испортив дневник.