ZdG пообщался с одним из самых молодых депутатов Республики Молдова, Раду Марианом. На данный момент ему 29 лет и о является первым депутатом ромского происхождения в Республике Молдова.

– Почему Вы решили заняться политикой? Как вы считаете, могут ли политики улучшить положение вещей в этом государстве?

– Один из самых сложных вопросов, которым я задавался, будучи ребенком. Когда я впервые повидал Западную Европу, я подумал: почему мы живем хуже, чем на Западе? Неужели мы, молдаване, глупее, менее способные, чем, скажем, немцы, американцы или швейцарцы? Определенно – нет. Мы такие же люди, как и они, у нас то же ДНК, разум, эмоции и желание жить хорошо. Потом последовал апрель 2009 года. Мне исполнилось 18 лет, и я впервые в жизни голосовал. 7 апреля я понял и почувствовал на своей шкуре, что политики оказывают огромное влияние на нашу жизнь.

Мое желание участвовать в политике исходит из идеи, что политика в значительной степени определяет, как люди живут в обществе. Если политика является справедливой, это самый эффективный способ изменить жизнь миллионов граждан. С другой стороны, скептицизм по отношению к политикам оправдан. Лично я считаю, что превращение Молдовы следует начать с удаления часто используемого выражения из словаря молдаван: «В Молдове никогда не будет изменений». Нет большей неправды. Тысячелетняя история человечества полна примеров, когда общества менялись коренным образом. Иначе говоря, молдаване генетически не предрасположены быть бедными – мы не рождаемся менее способными, нежели другие процветающие страны. Молдове, помимо подлинной демократической культуры, не хватает плюрализма, то есть условия, при котором пенсионеры, учителя, бизнесмены, представители политической оппозиции, одним словом, все граждане пользуются теми же возможностями и соблюдают те же законы. Эти правила общества продиктованы, преимущественно, политиками.

– Ежегодно, 8 апреля отмечается Международный день ромов. Какое значение этот день имеет для Вас?

– Это день, когда я напоминаю себе ценить этническое разнообразие – потому что именно это сделало меня максимально терпимым, открытым для других людей, других идей, других культур. Это также день, когда нам нужно разговаривать о вызовах, с которыми сталкивается сообщество ромов в мире, и о несправедливости, с которой эти люди сталкиваются на протяжении всей истории, а также об ответственности общества за помощь ромам.

– Какова жизнь ромов в Молдове сегодня?

– Если мы проанализируем цифры, мы увидим большие расхождения между ромами и не ромами в доступе к элементарным государственным услугам. Например, уровень участия в дошкольном образовании составляет чуть более 20% для ромов и почти 80% для неромов; или уровень участия в общем образовании – 54% для ромов и 90% для неромов… Истоки этих расхождений многочисленны и сложны: дискриминация, изоляция, несправедливое обращение с ромами на протяжении всей истории, низкое качество направленной на них государственной политики, отсутствие участия ромов в таких областях, как политика, наука, журналистика… Это замкнутый круг проблем, которые вызывают эти различия. Правда и то, что эта изоляция ромов способствует сохранению традиций и необычайного творческого наследия, признанного драгоценностью во всем мире, за счет которого артисты-неромы, такие как Горан Брегович, зарабатывают миллионы, ничего не инвестируя в жизнь ромов.

– Что Вы предпримите в качестве депутата для решения проблем наших ромов?
– Предвыборная программа Блока «ACUM», вероятно, является первой в истории предвыборных программ, включающая раздел об общине ромов. Мы взяли на себя обязательства по ориентированию наших усилий на обеспечение 100% начального и среднего образования детям-ромам, а также на разработку программ диалога и сотрудничества между ромами и неромами. Именно в этих двух направлениях я буду продвигаться в качестве депутата.

– Как, по-Вашему, можно вернуть украденный миллиард?

– Давайте вспомним, как все произошло. Сумма в 1,024 миллиарда долларов США была направлена ряду банков на покрытие убытков, вызванных мошенничеством. Вот только эти банки все равно обанкротились, и тот, кто остался должен, это, конечно, не обанкроченные банки, а государство, то есть мы, налогоплательщики. Это нон-сенс – как говорила и CPR – это была, пожалуй, единственная программа „bail-out” (катапультирования в мире, в результате которой все банки обанкротились. Долг будет выплачен траншами к 2041 году, а сумма, которую государство (то есть мы) должно выплатить, включая проценты, составляет 24 млрд. леев (!). На эти деньги молдавские граждане могли бы пользоваться бесплатным электричеством в течение 10 лет или бесплатными лекарствами в течение 7 лет! Поэтому одна из наших ключевых мер в главе «Правосудие» касается возврата этих денег путем конфискации активов тех, кто участвовал в мошенничестве, а также путем отмены закона, предусматривающего выплату этой суммы из кармана налогоплательщиков. Как мы это сделаем? Теоретический ответ таков: нужна политическая воля и справедливое правосудие! Многие могут не знать, но в Молдове есть Агентство по восстановлению имущества, добытого преступным путем, которое также должно заниматься возвратом украденного имущества. Однако это учреждение ничего не предпринимает, потому что нет окончательных решений судов по делам, связанным с банковским мошенничеством. Кроме того, в рамках антиолигархического пакета, мы также объявили о создании парламентской комиссии по расследованию кражи миллиарда, с обязательством представления НБМ Отчета «Kroll 2». В рамках этой комиссии, мы проведем публичные слушания, по модели Конгресса США, куда пригласим вовлеченных лиц для ответа на вопросы.

– Заработная плата не может вырасти до тех пор, пока государственные учреждения коррумпированы, возглавляются преступниками. Вы заявляли об этом в избирательную кампанию. Но как Молдова может избавиться от коррупционеров и преступников в условиях имеющейся у нас юстиции?

– Я говорил об этом и в кампанию: более чем ясно, что в стране не может быть процветания без правового государства. Когда правовое государство на лопатках, не может быть речи об устойчивом экономическом росте, а «устойчивый рост» для Молдовы, страны с ВВП на душу населения на уровне Судана, означает как минимум 7% в год. Хвастаться экономическим ростом в 4% (как это делает правительство ДП), в очень благоприятном глобальном экономическом климате, это все равно, что хвастаться 6-ой на экзамене. Я попытаюсь на более техническом уровне объяснить связь между правовым государством и процветанием. Справедливое правосудие означает стабильность для местных бизнесменов и компаний, в том числе иностранных, которые много инвестируют, нанимают больше людей, лучше им платят. В то же время, справедливое правосудие побуждает граждан и предпринимателей больше доверять государству, что приводит к тому, что они платят больше налогов. Благодаря налогам, у государства есть больше ресурсов для предоставления качественных услуг во всех областях: образование, медицина, социальная помощь, инфраструктура, – а также для обеспечения более высокой заработной платы государственным служащим. Я проявил фантазию с другом и рассчитал, какой была бы средняя заработная плата по экономике в 2018 году, если бы с 2005 года уровень коррупции в Молдове понизился на 50% по сравнению с реальным уровнем. Таким образом, мы получили среднюю заработную плату в 2018 году в размере 10.600 леев в месяц, по сравнению с 6900 леями, каким является нынешний уровень. Это наиболее консервативная оценка, которая относится исключительно к показателю контроля коррупции (как он определен Всемирным банком) и не учитывает другие выгоды, которые может повлечь за собой искоренение коррупции, такие как повышение эффективности правительственного акта, более компетентные государственные чиновники, лучшая экономическая и государственная политика, более качественная система образования и т. д. Да, это правда, что Молдова может избавиться от преступников и олигархов только при наличии политической воли. Депутаты «ACUM» предложили конкретные действия по укреплению правового государства: смену руководства ключевых учреждений (Генеральная прокуратура, НЦБК, СИБ, НАН); внесение поправок в Закон о ВСП; создание Национального антикоррупционного департамента и Специализированного антикоррупционного суда, в котором бы работали прокуроры и судьи из других стран; создание аналогичного Механизма сотрудничества и проверки (МСП), действующего в Румынии, и т. д, пишет ZdG.md.